Как русское слово помогало вычислить немецких диверсантов на войне?

Война — это не только боевые действия. Это еще и противостояние разведки и контрразведки. А эта сфера полна своих секретов и тайных приемов. Во время Великой Отечественной для выявления разведчиков, засланных в места дислокации советских войн использовался простой прием, который называется «шибболет».

1.

Как русское слово помогало вычислить немецких диверсантов на войне?
В чем заключается принцип шибболета при вычислении «чужаков»? Какие «шибболеты» выдавали немецких диверсантов?

Слова-шибболеты
Языки мира отличаются друг от друга не только словарным запасом и грамматикой, но и набором звуков и манерой их произносить.

Поэтому периодически возникают казусы: иностранное слово «не выговаривается», так как в родном языке человека нет соответствующего звука либо сильно отличается манера его произношения. Губы и язык просто не могут принять такую позицию, чтобы звук был произнесен как надо. Тоже может быть и при существенном различии в манере речи у разных групп людей одной страны: представителей разных сословий, регионов и т.д.

Такие казусы называют шибболетами. По ним легко определить — в какой среде и на каком языке человек научился разговаривать в детстве.

Например, не могут произнести звук «ж» и превращают Жана в Хуана. По происхождению англичанин может сразу понять — имеет он дело с выходцем из аристократической семьи или с кокни.

Использование этого казуса с целью выявления вражеских лазутчиков впервые описано в Ветхом Завете. Во время войны галадцев с эфраимцами, чтобы выявить последних, находчивые глаадские воины при проверках на дорогах и переправах всех заставляли говорить «шибболет», то есть «колос». А у эфраимцев получалось «сибболет», потому что в их родном языке не было подходящих звуков.

2.

Как русское слово помогало вычислить немецких диверсантов на войне?
Этот прием взяли на вооружение разведки всех стран с глубокой древности для выявления чужаков.

Избавиться от шибболетов можно только после многих лет обучения. Да и то — при наличии способностей. Но если туристу или деловому партнеру шибболет простят, то во время военных действий чужаков он выдает с головой. Обычный человек старается просто избежать шибболета, заменив его другим словом. Но если заставить его «выговорить невыговариваемое», то он выдаст себя.

Например, в четырнадцатом веке фламандцы вылавливали французов по их неспособности выговорить «Schild en de Vriend» (Щит и друг). А во время восстания фризов паролем в портах было «Bûter, brea, en griene tsiis; wa’t dat net sizze kin, is gjin oprjochte Fries» (Масло, ржаной хлеб и зелёный сыр) — кроме урожденных жителей этой провинции правильно сказать ее не может никто.

Какое же слово выдавало немцев во время войны?

Русский шибболет против фашистских шпионов
Простейшее для русских, да и вообще славян слово «дорога», казалось бы невозможно исказить. Но из-за особенностей немецкого произношения именно такое сочетание звуков для урожденных немцев невозможно. В большинстве случаев у них может получиться только «тарока».

По этой примете при проверках на дорогах выявляли военных разведчиков, засланных в тыл, а после перелома в войне — солдат из остатков разбитых фашистских частей, пытающихся избежать плена.

3.

Как русское слово помогало вычислить немецких диверсантов на войне?
Правильно произнести «дорога» могут либо те, кто выучил язык в детстве как первый родной, либо кто долго учился и жил среди русских.

Антифашисткие шибболеты в других странах
Если в СССР немецкие шпионы могли проколоться на «дороге», то наши союзники по войне тоже вычислили шибболеты для поимки фашистов.

При высадке в Нормандии, ночью, в прибрежных зарослях англичане и американцы в качестве опознавательного знака использовали окрик «Thunderer» — немцы не могут произнести его правильно.

Голандцы вычисляли немецких шпионов, прося их прочитать название города Scheveningen. Немцы машинально читают первые буквы как звук «ш», а у голланцев это — «сх».

Датчане требовали сказать «rødgrød med fløde». На этом национальном десерте не только немцы, но и любые не-датчане сразу ломают язык.

Поляки выявляли чужаков по неспособности произнести носовое «гн» и множество чередований «гж-кш-чш» и т.д., характерных для этого языка.

А вот японцев вычисляли еще проще — их ставит в тупик любое слово, содержащее звук «л» — ведь его в японском языке просто нет. Во время войны американские власти таким образом различали граждан страны японского происхождения и засланных шпионов.

Поделиться этим:

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий!

avatar
250

wpDiscuz